Молитва ивану калите

Святой текст: Молитва ивану калите специально для Вас!

Молитвы апостолу и евангелисту Иоанну Богослову

Тропарь, глас 2 *

Апо́столе, Христу́ Бо́гу возлю́бленне,/ ускори́ изба́вити лю́ди безотве́тны,/ прие́млет тя, припа́дающа,/ И́же па́дша на пе́рси прие́мый./ Его́же моли́, Богосло́ве,/ и належа́щий о́блак язы́ков разгна́ти,// прося́ нам ми́ра и ве́лия ми́лости.

Перевод: Апостол, Христом Богом возлюбленный, поспеши избавить людей беззащитных! Принимает мольбу твою Тот, Кто принял тебя, когда к груди Его ты припал. Моли Его, Богослов, и надвинувшуюся тучу язычества рассеять, прося для нас мира и великой милости.

Кондак, глас 2 *

Вели́чия твоя́, де́вственниче, кто пове́сть?/ То́чиши бо чудеса́, и излива́еши исцеле́ния,/ и мо́лишися о душа́х на́ших,// я́ко Богосло́в и друг Христо́в.

Перевод: О величии твоем, девственник, кто может рассказать? Ибо ты источаешь чудеса и изливаешь исцеления, и ходатайствуешь о душах наших, как Богослов и друг Христов.

Молитва 1-я *

О, вели́кий и всехва́льный апо́столе и евангели́сте Иоа́нне Богосло́ве, напе́рсниче Христо́в, те́плый наш засту́пниче и ско́рый в ско́рбех помо́щниче! Умоли́ Го́спода Бо́га дарова́ти нам оставле́ние всех прегреше́ний на́ших, ели́ко согреши́хом от ю́ности на́шея во всем житии́ на́шем де́лом, сло́вом, помышле́нием и все́ми на́шими чу́вствы. Во исхо́де же душ на́ших помози́ нам, гре́шным, изба́витися от возду́шных мыта́рств и ве́чнаго муче́ния, да твои́м ми́лостивным предста́тельством прославля́ем Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва 2-я **

Личное прошение

О, всехва́льный апо́столе и евангели́сте Иоа́нне Богосло́ве, напе́рсниче Христо́в, те́плый наш засту́пниче и ско́рый в ско́рбех помо́щниче! Умоли́ Го́спода Бо́га дарова́ти ми (имя, содержание прошения), и да́ти оставле́ние всех прегреше́ний мои́х. Во исхо́де же души́ моея́ помози́ ми, гре́шному (имя), изба́вится от возду́шных мыта́рств и ве́чнаго муче́ния, да твои́м милосе́рдным предста́тельством просла́влю Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки.

Краткое житие

Дни памяти 8/21 мая, 26 сентября/9 октября

Любимый ученик Господа, автор четвертого Евангелия. За глубокую любовь ко Господу и всем людям назван «апостолом любви». Как и все проповедники Евангелия был гоним, претерпел заточение, ссылку и мучения, но остался невредим и почил в возрасте 105 лет в Ефесе.

Молитва праведному Иоанну Русскому, исповеднику

Тропарь, глас 4 *

От земли́ плене́ния твоего́/ воззва́вый тя к Небе́сным селе́нием,/ Госпо́дь соблюда́ет невреди́мо и цельбоно́сно те́ло твое́,/ пра́ведне Иоа́нне,/ ты бо, в Росси́и я́тый и во Аси́ю прода́нный,/ посреде́, ага́рянскаго злоче́стия благоче́стно пожи́л еси́ во мно́зе терпе́нии/ и, се́яв зде слеза́ми,/ жне́ши та́мо неизглаго́ланною ра́достию.// Те́мже моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: От земли, где ты был в плену, воззвавший тебя к Небесным селениям Господь сохраняет невредимым и подающим исцеления тело твое, праведный Иоанн, ибо ты, взятый в России и проданный в Азию, посреди мусульманской ереси благочестиво прожил со многим терпением и, сеяв здесь со слезами, пожинаешь там с неизреченной радостью ( Пс.125:5 ). Потому моли Христа Бога о спасении наших душ.

Кондак, глас 8 *

В честне́й па́мяти твое́й, свя́те,/ весели́тся о тебе́ Росси́я,/ во благоче́стии тя воспита́вшая,/ и целе́бным моще́м твои́м ра́дуется Аси́я,/ иде́же у́зкий путь проше́д страда́льческаго пле́на и по́стнических подвиго́в,/ сосу́д че́стен яви́лся еси́ Бо́жия благода́ти,/ ея́же проси́ и нам, чти́телем твои́м, да зове́м ти:// ра́дуйся, Иоа́нне, благода́ти тезоимени́те.

Перевод: В день почитаемой памяти твоей, святой, радуется о тебе Россия, воспитавшая тебя в благочестии, и целебным мощам твоим радуется Азия, где ты прошел узкий путь ( Мф.7:14 ) страдальческого плена и постнических подвигов, ты явился почтенным сосудом Божией благодати, ее же проси и нам, почитающим тебя, да взываем к тебе: «Радуйся, Иоанн, одноименный с благодатью».

Молитва

О, святы́й новоявле́нный уго́дниче Бо́жий Иоа́нне Ру́сский! По́двигом до́брым подвиза́яся на земли́, восприя́л еси́ на Небесе́х вене́ц пра́вды, е́же угото́вал есть Госпо́дь всем лю́бящим Его́. Те́мже взира́юще на святы́й твой о́браз, ра́дуемся о пресла́внем сконча́нии жи́тельства твоего́ и чтим святу́ю па́мять твою́. Ты же, предстоя́й Престо́лу Бо́жию, приими́ моле́ния на́ша, раб Бо́жиих (имена), и ко Всеми́лостивому Бо́гу принеси́, о е́же прости́ти нам вся́кое прегреше́ние и по́мощи нам ста́ти проти́ву ко́зней диа́вольских, да изба́вльшеся от скорбе́й, боле́зней, бед и напа́стей и вся́каго зла, благоче́стно и пра́ведно поживе́м в ны́нешнем ве́це и сподо́бимся предста́тельством твои́м, а́ще и недосто́йни есмы́, ви́дети блага́я на земли́ живы́х, сла́вяще Еди́наго во святы́х Свои́х сла́вимаго Бо́га, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва ивану калите

В том включены два романа современных русских писателей, известных мастеров исторической прозы, Дмитрия Балашова «Бремя власти» и Бориса Тумасова «Русь залесская». В центре произведений — образ великого князя Ивана Даниловича Калиты.

В сложное время довелось править Русью Ивану Даниловичу Калите: страну раздирали Внутренние противоречия, терзали внешние враги. Чтобы сохранить относительное спокойствие в государстве, не гнушался Калита никакими средствами: унижался перед ханами, с жестокостью расправлялся с русскими князьями, стремясь к единовластию.

Читайте так же:  Тропарь молитва анне кашинской

Одним из первых он начал проводить политику объединения русских земель вокруг Москвы, «которая со времен Иоанновых сделалась истинной главою России» (Н. М. Карамзин).

Благоверный князь Иван Калита

Сегодня мы говорим о благоверном князе Иване Калите и романе Дмитрия Балашова «Бремя власти».

Место действия — Москва начала 14 века.

В 2001 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия 2 князь Иван Калита был причислен к лику святых в чине благоверного.

Жаль, до этого события всего один год не дожил писатель Дмитрий Михайлович Балашов — филолог, исследователь русского фольклора, автор многих исторических романов.

Один из них, из цикла «Государи Московские» — «Бремя власти» — посвящен возвышению Москвы в начале XIV века при князе Иване, сыне Даниила Московского.

Еще за двадцать лет до канонизации писатель стал защитником Ивана Калиты от многочисленных нападок историков.

В чем только не упрекали они Ивана Даниловича: припоминали верную службу Узбек-хану, ставили в упрек непомерно щедрую дань в Орду, нападения на соседние княжества. Даже своих дочерей Иван Калита с умыслом выдал замуж за князей ростовского и ярославского, чтобы самому распоряжаться их уделами.

Историки до сих пор спорят: то ли за щедрость, то ли, наоборот, за прижимистость получил Иван Данилович в народе прозвище Калита — в старину так называли особый кошель на поясе.

Дмитрий Балашов ставит вопрос шире: для чего же был нужен весь этот расчет?

«. У меня тут, — он показал себе на лоб, на выпуклое место между бровей, — у меня тут что-то такое, что не дает мне жить так, как живут другие. В простоте. День ото дня. Я должен собирать землю. Даже не землю — власть. Даже не власть — страну, язык русский! В этом и будет наказание мое и искупление грехов…»

Иван Калита отлично понимает, чего ради он возит в Орду телеги с русским добром.

«Пущай его заклеймят, яко татя, но он сим серебром соберет воедино Русь!» — поясняет Дмитрий Балашов заветную мысль своего героя.

Тяжела шапка Мономаха. Недаром писатель назвал свой роман «Бремя власти». Московский князь Иван Данилович чувствует ответственность не только за Москву, а за всю разоренную татарами русскую землю.

И тут никак нельзя ошибиться — нужно действовать с умом и дальним прицелом.

Вот какие наказы дает в романе Иван Калита своему старшему сыну и наследнику престола, в будущем — московскому князю Симеону Гордому.

«Запомни, затверди как молитву, как «Отче наш», три основы всякой власти, три условия, три камени краеугольных, коими упрочает всякая власть на земле и без коих не постоит и погибнет.

Первое – сугубое единение всех граждан земли твоеЯ, единение в любви, в совокупном содружестве!

Второе – уважение к родной старине, к навычаям и заветным преданиям.

И третье – всегда должно опору свою находить в большинстве языка твоего, в труждающих, в работниках добрых!»

Чего только не предпринимает Иван Калита для укрепления Московского княжества!

Дает иностранным купцам большие льготы, чтобы им стало выгодно продавать свои товары в Москве. Добивается, чтобы присланный из Константинополя митрополит Феогност местом своей кафедры выбрал не Владимир или Новгород, а именно Москву — небольшой, в общем-то, в то время русский город. Не жалея средств, строит в Москве каменные храмы, в том числе Успенский и Архангельский соборы на главной площади.

Князь Иван Данилович умело ведет свою политику — политику созидания.

Ведь что происходит в это время в мире и на Руси? Близится время падения Византии. За господство над некогда великой Русью схлестнулись Орда и сильная Литва. Под их натиском земли владимирского княжества территориально сжимаются и, кажется, уже обречены.

Возвышение Москвы при князе Иване Калите и затем при его потомках нарушило этот страшный сценарий.

«— Лукавил я перед ханом, Алексий!

— В том воля не твоя, крестный. По грехам дедов и прадедов наших ныне Русь под ордынским ярмом. Тебе надлежит боронить землю, и ты боронил ее, и спасал, и берег от ратного нахождения. В том крест твой и всяческое оправдание твое!»

В романе «Бремя власти» исповедь у благоверного князя Ивана Калиты перед смертью принимает его крестник Алексий, который станет митрополитом Московским. И в Радонежских лесах уже молится за Русь преподобный Сергий, и скоро родится Дмитрий Донской, который поведет рать против татар на Куликово поле.

Нет, не для себя старается дальновидный и смекалистый князь Иван Калита — для нас всех, нашего будущего, для всей Руси.

«Помни: то прочно, что принято большинством и труждающему любо. Мыслишь что изменить – не ломи, гни. Приучай, воспитывай. Да узрят многие пользу, тогда сами воспримут новое. Посему не спеши. Сие, последнее, труднейшее прочих».

Быть настойчивым в достижении своей цели, проявлять гибкость в отношениях с людьми — всему этому учит святой благоверный князь Иван Калита в романе Дмитрия Балашова «Бремя власти».

Читайте так же:  Молитва на возвращение бывшего мужа в семью

С вами была Ольга Клюкина. До новых встреч в авторской программе: «Прообразы: святые в литературе».

Пожалуйста, уделите буквально 10 минут, чтобы ответить на несколько вопросов о радио ВЕРА. Мы развиваемся, и нам очень важно ваше мнение о том, какими нам следует быть.

Молитва ивану калите

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 826
  • КНИГИ 582 702
  • СЕРИИ 21 624
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 526

Лето от сотворения мира шесть тысящ восемьсот двунадесятое (тысяча триста четвертое от Рождества Христова) было грозовым, ветреным. «Июля 23 бысть гром велик страшен с востока, и удари гром во маковицю святаго Феодора на Костроме и зазже ю, и горе до вечерни. Того же лета преставись великий князь Андрей Александрович, внук великого князя Ярослава Всеволодича, месяца июля в 27, пострихся в чернецы, в схиму, и положен бысть на Городце, а бояре его ехаша во Тверь», – заносил в тяжелую, с медными застежками книгу в деревянных, обтянутых кожею переплетах – «досках» – владимирский митрополичий монах-летописец.

Еще недавно князь лежал в соборе, смежив суровые очи, с жестокою складкою рта, отмеченного по краю беловатым налетом слюны, под гул песнопений, в волнах ладанного дыма, лежал, уже ничего не видя и не слыша вокруг, и только бледнел и обострялся, проявляя кости черепа, выпуклый лоб князя да медленно раскрывались, обнажая тускло блестящую полоску зубов, мертвые, уже беспомощные приказывать, велеть или воспрещать губы… И не было ни немого горя матери, ни громких рыданий жены, ни плача дочерня, ни слезы сыновьей, мужской и тяжелой, над гробом великого князя владимирского. И вопли плакальщиц, и гласы хора церковного, и приличная случаю сдержанная молвь придворных бояр – все было по уставным обычаям, а не по хотению души. И вот князь зарыт, и Городец опустел. Ничего не осталось от Андрея, ни от дел его. Мир праху того, кто был и не был, кто сеял зло и пожал забвение!

Как незаметно подступает осень: сквозисто редеют яркие густолиственные рощи, все прозрачнее высокий свод небес, по которому с последними птичьими стадами, ослепительно белые, словно первый снег, проплывают высокие холодные облака; и вот уже косые дожди сбивают последнюю пожухлую листву с дерев, и вот уже среди рыжей травы под ногою хрустнет первая тонкая льдинка; и непрошеным утром первый иней посеребрит бревенчатые тыны и голые макушки камней, – так изгибала и рассыпалась и наконец рассыпалась Киевская Русь. Уже не было ни дележа, ни борьбы за золотой стол киевский. После падения Ногая разоренные Черниговская и Киевская земли совсем обезлюдели. На Волынь и в суздальское залесье бежали последние оставшиеся в живых художники, иконописцы и златокузнецы, пахари и мастера книжного дела, древодели, каменосечцы и ученые монахи, что вослед за митрополитом потянулись на далекую Владимирскую Русь, чая хоть какой спокойной жизни, без насилий и погромов бродячих шаек татар ногаевых – вчерашних половцев, разбитых Тохтой. Да и победители мало кого щадили в бывшем улусе[1] Ногаевом!

Видео (кликните для воспроизведения).

Шли, наступчиво ударяя посохами в землю, подымая пыль черными сбитыми постолами; шли, погоняя тощих, со стертыми в кровь холками лошадей, под отчаянный скрип немазаных осей перегруженных скарбом и лопотью телег; шли целыми деревнями и в одиночку, сторожко выглядывая из-под ладоней: не покажется ли верховой в остроконечной татарской шапке? Шли, хоронясь городов и обходя открытые ветру и взору места, одинаково посеребренные всех уравнявшею пылью… И только по взгляду, невзначай поднятому горе, проблеснувшему углубленною в себя мыслью, да по странно оттопыренной торбе за плечами, где угадывались острые медные углы тяжелой книги, можно было отличить ученого мужа, книжника и философа, от простого людина, ратая или кузнеца… И редкий взор останавливала в те поры отверстая сума книгочия в сухом придорожном бурьяне, – где рядом бросится в очи острый кадык и расклеванное лицо мертвеца, – только пыльный ветер степей сперва с осторожной робостью, а потом все быстрее и злее перелистывает и рвет листы с непонятными ему греческими литерами «Дигест» Юстиниана или «Книги церемоний» Константина Багрянородного…

Уходили черные люди, уходили бояре, уезжали вконец оскудевшие князья. Из Чернигова забивались в лесную брянскую сторону, куда и сам князь черниговский перебрался с двором и дружиной, увозя остатки чудом сбереженных черниговских святынь: книги и чаши, паволоки, мощи святых и иконы древлего византийского и киевского письма.

Разоренные и разоряемые ежегодно рязанские и муромские князья не могли дать исстрадавшимся людям верной защиты, и потому беглецы, передохнув в приокских красных борах, дальше брели, за Оку, на Москву, ко князю Даниле, еще не ведая, что умер хлебосольный московский хозяин, и того дальше, в Тверь, к Михайле Тверскому, и совсем далеко, в леса заволжские, где и не слыхать было, какие оселе правят князья, да и есть ли они тамотка? Так изгибала земля.

Читайте так же:  Молитва ПреСвятой Богородице о зачатии и рождении

А далекий Новгород богател, сильнел и все меньше хотел связывать судьбу свою с властью великокняжеской. И когда пришла пора решать о новом главе Золотой Руси, то решала о том одна лишь Владимирская земля, сама не знавшая еще, что решает за всю Великую Русь, ибо люди не ведают своей грядущей судьбы, ни судьбы земли отцов и внуков своих.

Решали: кому быть по Андрее Александровиче великим князем владимирским? И тут вдруг и сразу как-то не стало спора. Данила, что мог и должен был княжить по Андрее, умер раньше брата, и по лествичному древнему счету в очередь за детьми Александра Невского пришел черед сыновей его младшего брата, Ярослава Тверского, вернее, одного сына – Михаила.

И имя было названо, и слово было сказано, и слово то пронеслось по земле: Михайло Тверской, а боле никто!

В Нижнем и Костроме громили и топили бояр Андреевых. Разом зашумели народные веча по городам. В грозовом освеженном воздухе словно сама земля зашевелилась, стряхивая с себя то, что мешало и душило ее. И поскакали гонцы по дорогам, заспорили бояре в теремах, заволновалась простая чадь по градам и весям.

Послание это затем перебеливал гусиным пером на дорогом пергамене княжеский духовник, и, едва просохли чернила, скорый гонец, меняя коней, вровень с ветром помчал в неблизкую Тверь. И это была первая весть к Михайле Тверскому, – едва не обогнавшая известие о смерти князя Андрея, – первая весть о власти и признании его старейшим во Владимирской земле. А кроме суздальского князя ни у кого и прав на владимирский стол больше не оставалось. Данила умер, не побывав на великом столе, и дети его поэтому вовсе лишались, по закону, даже на будущее права на великое княжение владимирское.

Михаил Ярославич по совету бояр и матери, Ксении, и по своему разуму («каждый да держит отчину свою») согласился воротить Нижний суздальскому князю и тем принял предложение стола от Михайлы Андреича.

Святой великий князь Иоанн I Данилович Калита

ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА

Святой великий князь Иоанн I Данилович Калита (+ 1340)

ДЕНЬ ПРЕСТАВЛЕНИЯ 31 ЯНВАРЯ / 13 ФЕВРАЛЯ;
СОБОР ТУЛЬСКИХ СВЯТЫХ;
СОБОР МОСКОВСКИХ СВЯТЫХ

Иоанн Данилович Калита, Добрый (в Крещении Иоанн, в схиме Анания) — великий князь Московский, а затем Владимирский, первый собиратель Русской земли, был сыном святого благоверного князя Даниила Московского.

Его имя впервые упоминается в Новгородской летописи под 1296 годом в связи с поездкой в Новгород Великий. В начале XIV века Иоанн княжил в Переяславле-Залесском, в 1305 году разбил перед Переяславлем войско тверского боярина Акинфа, пытавшегося захватить город. В 1303-1325 годах Иоанн Калита неоднократно замещал на Московском княжеском престоле своего старшего брата Юрия Данииловича во время его пребывания в Золотой Орде и Новгороде Великом. После гибели Юрия в 1325 году Иоанн I стал княжить в Москве. В 1327 году вместе с другими русскими князьями он принял участие в походе на Тверь золотоордынских карательных отрядов и в подавлении там народного восстания против татар. В награду за это он в 1328 году получил от хана Узбека Костромское княжество, а также право контролировать Новгород Великий.

В 1331 году умер Александр Васильевич Суздальский, получивший в 1328 году в Орде за участие в походе на Тверь — Владимир, Нижний Новгород и Городец, а также право называться великим князем. Иоанн Калита отправился в Орду и добился у хана Узбека ярлыка на Владимирское великое княжество. После этого, по словам летописца, во всей Северо-Восточной Руси наступила тишина на многие годы. Опасаясь ханского гнева, татары перестали совершать набеги на Русь: «Бысть тишина христианам и престаша татарове воевать Русскую землю». Узбек отказался от присылки баскаков в русские земли, поручив сбор податей с населения Иоанну I. Это привело к обогащению Московского князя, на что указывает прозвище Калита — «кошелек, мешок с деньгами» (Карамзин объясняет это прозвище иначе — тем, что Иоанн всегда носил при себе мешок с деньгами для раздачи бедным). Накопленные средства Иоанн I израсходовал на покупку земель своих соседей. Его внук, святой великий князь Московский Димитрий Донской, в своей духовной грамоте отметил, что Иоанн Калита купил Углич, Галич Мерьский и Белоозеро. И хотя в этих городах в XIV веке правили местные князья, они, по существу, являлись лишь наместниками Московского князя.

Иоанн был бережливым хозяином, старавшимся об увеличении своего княжества; в своем завещании он заботливо пересчитывает все купленные им села и золотые сосуды. Иоанн заботился о внутреннем устройстве своих владений и, по одному известию, избавил Русскую землю от татей и разбойников, всегда чинил правый суд, помогал бедным и нищим, защищал вдов. За это он получил второе прозвище — Добрый.

К сильному князю стекались бояре из Твери, Чернигова, Киева и даже из Орды (Мурза Чет). Важным событием в княжение Иоанна было перенесение митрополитом Петром из Владимира в Москву святительской кафедры. По его просьбе Иоанн воздвигнул в Москве каменный Успенский собор. В Москве им была построена и Преображенская церковь, а при ней открыт монастырь. Свято-Данилов монастырь был перенесен им на новое место. В Переяславле-Залесском Иоанн Калита основал Горицкий (Успенский) монастырь.

Читайте так же:  Молитва льва катанского

Новый митрополит Феогност, следуя примеру своего предшественника, также поселился в Москве. При нем Иоанн I обнес стеной из дуба Московский Кремль, построил в нем Архангельский собор и церковь Иоанна Лествичника.

Именно при Иоанне I были заложены основы позднейшего могущества Москвы.

Перед смертью Иоанн принял пострижение и схиму с именем Анания. Все свое движимое и недвижимое имущество он разделил между тремя сыновьями и женой: Москву он оставил в общее владение наследникам, сыну Симеону дал города — Можайск, Коломну и 16 волостей, Иоанну — Звенигород, Кремичну, Рузу и еще 10 волостей, Андрею — Лопасню, Серпухов и еще 9 волостей, жене Елене с дочерьми — 14 волостей.

Похоронен святой великий князь Иоанн Калита в Москве, в кремлевском Архангельском соборе.

Волоколамский патерик рассказывает о том, как одному преподобному было видение: он видел в раю князя великого Иоанна Даниловича, нарицаемого Калитою, потому что милостив был зело и носил при поясе калиту, всегда наполненную серебром, раздавая его на своем пути. Один же нищий, взяв у него милостыню, вскоре опять пришел. Иоанн снова дал ему, а тот опять пришел просить. Он же и в третий раз дал ему, сказав: «Возьми, несытый зеницы!». Отвечал же ему нищий: «Ты «несытый зеницы»: и здесь царствуешь, и там хочешь царствовать» — и от сего явно стало, что послан был от Бога, искушая его и извещая ему как жить по Бозе и дело творить. И ради добрых его дел некоторые иноки видели Иоанна Даниловича в раю пребывающим.

27 января 2001 года имя Иоанна Калиты было включено в Собор Московских святых.

Святый великий княже Иоанне, моли Бога о нас!

Похвала Ивану Калите из «Сийского Евангелия»

Похвала Ивану Калите из «Сийского Евангелия»

Около 1339-1340 г.

В лето 600-е 800-е 47-е (1340-е) инидикта 12 миротворенаго и солнечьного круга в 4-е лето висикостное, жидовь сего ирук в 7-е лето, епакта 18 лето, в 5-и каланд месяца марта, жидовь-скы нисана, написано бысть си еуангелие в граде Москове на Двину к святей Богородици повелениемь рабомь Божиимь Ананиею черньцемь. О семь бо князи великомь Иване пророк Езекии глаголеть: «В последнее время в апустевшии земли на запад въстанеть цесарь правду любя и суд не по мьзде судяи ни в поношение поганым странам. При семь будеть тишина велья в Рускои земли и въсияеть в дни его правда», яко же и бысть при его царстве. Хвалить Римьская земля Петра и Павла, Асия Иоана Богословеца, Индийская – Фому, Ераполь – Филипа, Руская земле – первозванаго апостола Андрея, Гречьская земля – цесаря Костянтина. Сему благородному князю великому Ивану створшему дела подобна в Рускои земли правоверному цесарю Костянтину. О семь бо песно-словьць глаголеть: «Постави, Господи, законодавца над ними, да разумеють языци, яко человеци суть». То же рек: «Боже, суд цесареви дай же правду сынови цесареву».

Сии бо князь великой Иоан имевше правый суд паче меры. Поминая божественае писания, исправльния святых и преподобных отец, по правиломь монокануньным ревнуя правоверному цесарю Устияну. В то бо время благочестию велию восиявши, многим святым церквам съзидаемым, учьнию божественых словес от уст его яко источнику велик» текущю, напаяющи благочестивых святитель сердца и христолюбивых в его державе людии. Безбожным ересам преставшим при его державе, многим книгам написаным его повелениемь, ревнуя правоверному цесарю гречьскому Мануилу. Любяи святи-тельскьш сан, постничьское житье любя и удержае правоверную святую веру. Сирым в бедах помощник, вдовици от насилник изимая яко от уст лвов.

Всей Рускои земли поминая велегласно державу его царства. Сии бо великий раб Божий Анания чернць; поминая его святительскыи сан, горя духовною мыслию к Богови, хотяи видети вышний Ерусалим, поминае душею первых правоверных цесарии, всех святых и молитвою – прародитель своих.

А писали многогрешнии дьяци Мелентии да Прокоша. Благословите их, а не клените.

Текст печатается по публикации: Мещерский Н. А.

К изучению ранней московской письменности. // Изучение русского языка и источниковедение. М., 1969. С. 94 – 96.

Похожие главы из других книг

Как Шевченко Лесю Украинку к Ивану Франко ревновал

Как Шевченко Лесю Украинку к Ивану Франко ревновал Решил как-то Тарас Григорьевич зайти в Киевский университет – проверить, как идет украинизация. А там его уже депутация профессоров встречает.– Чим займаєтесь, панове?– Разрешите доложить, Тарас Григорьевич! Вот этот

Похвала Смирнова-Сокольского

Похвала Смирнова-Сокольского Николай Минх был опытным музыкантом — много лет играл и оркестровал в джазе Утесова, потом руководил эстрадным оркестром Ленинградского радио, но все-таки безумно волновался: как же, первое выступление в качестве главного дирижера

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТРЕХ ПОСЛАНИЙ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТРЕХ ПОСЛАНИЙ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ Помещаемые ниже тексты ни в коей мере не претендуют на дословность перевода лексических единиц. Эти качества в полной мере представлены в уже существующих работах[223]. Вниманию читателей предлагается

Читайте так же:  Молитва благодарственная Николаю Чудотворцу

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПЕРВОГО ПОСЛАНИЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПЕРВОГО ПОСЛАНИЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ [Я пишу к] царю, [изначально] прославленному от Бога, пресветлому в православии, [которому Господь даровал победы над многими царствами и который должен вести свой народ в Царствие Небесное и отвечать

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВТОРОГО ПОСЛАНИЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВТОРОГО ПОСЛАНИЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ Краткий ответ Андрея Курбского на [не в меру] пространное послание великого князя московского.Твое послание, [посвященное очень многим вопросам и столь шумно их обсуждающее],получил, и уразумел, и

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТРЕТЬЕГО ПОСЛАНИЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ

ПЕРЕВОД-ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТРЕТЬЕГО ПОСЛАНИЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО ИВАНУ ГРОЗНОМУ Ответ недостойного Андрея Курбского, князя Ковельского, на второе послание царя великого московского.Пребывая из-за твоих гонений в изгнании и в убожестве, [пишу тебе],опустив твой великий и

ПОХВАЛА СКРОМНОСТИ

ПОХВАЛА СКРОМНОСТИ Будто бы в городе Казани, на Проломной улице, жили по соседству четверо портных.Заказчиков мало было, конкуренция злая. И, чтобы возвыситься над соперниками, портной Махоткин написал на вывеске: «Исполнитель мужских и дамских фасонов, первый в городе

Робкая похвала воспоминаниям

Робкая похвала воспоминаниям На закате непродолжительных в последнее время запоев В.П. обычно «переходил на пиво», как с надеждой говорили мы.Естественно, что за несколько дней беспорядок в кабинете достигал апогея. Вика лежал у себя на тахте и читал чуть ли не до раннего

7 апреля 1945 года Доклад и неформальная похвала

7 апреля 1945 года Доклад и неформальная похвала Идет 1386-й день Великой Отечественной и 2036-й день Второй мировой войны. Из информации, которую я слышу во время моих ночных смен, в моей голове складывается цельная картина происходящего. Война в Европе движется к концу. Но

Похвала от Брежнева

Похвала от Брежнева В начале апреля 1974 года в Хельсинки (Финляндия) начался очередной чемпионат мира и Европы. Третьяк отправился туда основным вратарем, а Сидельников запасным. Первая игра была с легким противником — сборной ГДР. Но наши тренеры выставили на нее

Автор не указан — Похвала великому князю Ивану Даниловичу Калите из «Сийского евангелия»

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Похвала великому князю Ивану Даниловичу Калите из «Сийского евангелия»»

Описание и краткое содержание «Похвала великому князю Ивану Даниловичу Калите из «Сийского евангелия»» читать бесплатно онлайн.

«Об этом князе великом Иване пророк Езекии глаголет: «В последнее время в апустевшии земли на запад встанет цесарь правду любя и суд не по мзде судя ни в поношение поганым странам. При нем будет тишина великая в Роской земли и воссияет в дни его правда», так и было в его царстве. …»

Похвала великому князю Ивану Даниловичу Калите из «Сийского евангелия»

Об этом князе великом Иване пророк Езекии глаголет: «В последнее время в апустевшии земли на запад встанет цесарь правду любя и суд не по мзде судя ни в поношение поганым странам. При нем будет тишина великая в Роской земли и воссияет в дни его правда», так и было в его царстве. Хвалит Римская земля Петра и Павла, Азия Иоана Богословца, Индийская – Фому, Ераполь – Филиппа, Руская земля – первозваного апостола Андрея, Греческая земля – цесаря Константина. Сему благоверному князю великому Ивану створившему дела подобные в Русской земле правоверному цесарю Константину. Об этом песнословец говорит: «Постави Господи законодателя над ними, да поймут народы каков этот человек». И еще сказал: «Боже, суд царский дай же править сыну царскому». Таков был князь великий Иоан, творящий правый суд, и более всего, используя при этом божественные писания, исправления святых и преподобных отцов, правила Номоканона, подражая правоверному цесарю Юстиниану. Любил [он] священнический сан, монашеское житье любил и сохранял православную святую веру. Сирим в бедах помощник, вдовиц от насильников защищал как от пасти льва. Вся Руская земля поминает всегласно державу его царства.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Похожие книги на «Похвала великому князю Ивану Даниловичу Калите из «Сийского евангелия»»

Видео (кликните для воспроизведения).

Книги похожие на «Похвала великому князю Ивану Даниловичу Калите из «Сийского евангелия»» читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Молитва ивану калите
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here