Молитва человеку в коме

Святой текст: Молитва человеку в коме специально для Вас!

Чем можно помочь человеку который в коме помимо лекарств и молитв?

Чем можно помочь человеку который в коме помимо лекарств и молитв?

Уход за физическим телом (борьба пролежней, смачивание губ и полости рта, гигиена после физиологических отправлений), симптоматическая помощь, покой.

Вы можете помочь такому человеку Вашим обещанием Богу, что станете истинным православным, за полное исцеление болящего. Это может сделать любой родственник или друг/подруга недугующего. Если Вы не обманете Бога, то есть исполните обет, сделаете всё от Вас зависящее, чтобы постепенно, а не за месяц или год, стать полноценным членом Церкви, то человек, который в коме, выйдет из неё тотчас и резко пойдёт на выздоровление. Можно дать и другие, достойные просимого, обеты Богу, Богоматери, апостолам или святым — целителям, особенно, если Вы уже являетесь христианином.

Какие молитвы читать, когда человек в коме?

Молится о таком человеке , естественно нужно как о живом.Молится как можно больше и чаще.И главное от сердца.Нужно направить все свои мысли и энергию , на этого человека , что бы помочь ему выжить.Если все идет хорошо , после этого можно чувствовать опустошение или даже недомогание.Это нормально.Это значит , что ваша энергия , пошла в нужное русло.И скорее всего , человеку станет лучше.Еще очень важно верить в положительный исход.В то , что все будет хорошо и человек поправится и встанет на ноги.Вера в благоприятный исход дела , увеличивает шансы на него.

Лучше всего заказывать молитвы о здравии в церкви.Но можно молится и самостоятельно.Лучше все это совмещать.

Молитвы о здравии , можно посмотреть здесь:

Короче отмаливать человека надо.Есть и другие способы , но они не являются молитвами.И применять их , нужно очень осторожно , что бы не сделать больному еще хуже.Молится о больном , нужно продолжать и после выхода из комы.Что бы окреп , душевно и физически , что бы были силы на выздоровление и лечение прошло максимально успешно.Но если все же отмалить не получилось , не стоит себя обвинять.Мы не всесильны.И по мимо нашей воли , есть еще воля Бога.Но наша задача , работать.Духовно.Что бы помочь человеку.Поменьше жалеть себя и побольше его.Состояние комы , является пограничным состоянием.В этом состоянии , решается судьба человека.Поэтому в этот период , нужно очень активно работать для того , что бы ситуация переломилась в пользу больного.Дальше уже можно просто поддерживать больного. Скорее всего все, пойдет легче.Но жизнь , очень непредсказуема.Может быть всякое.Очень бы хотелось , что бы люди, особенно достойные , жили долго и счастливо.

Как человек не так давно потерявший близкого мне человека , искренни желаю всем болящим , выздоровления и долгих лет жизни.Очень буду рада , если это мое пожелание , хоть не много поможет тому , кому это сейчас надо.

Вопросы и ответы. Православие в деталях

Здесь можно найти ответы на интересующие вас вопросы, касающиеся православия. Делитесь так же своим опытом и знаниями.

Также вы можете задать свой вопрос священнослужителю в специальном проекте сети «Елицы» – «Вопросы батюшке»: https://dialog.elitsy.ru

Когда человек в коме, как помочь его душе?

Вопрос: «Батюшка, где обитает душа людей, которые находятся в коме и в недвижимом состоянии? Ведь они годами лежат. И у них нет возможности исповедоваться и причащаться. И чем можно помочь?»

Отвечает протоиерей Димитрий Смирнов:
«Ну где она обитает? Скорее всего, в теле. А чем можно помочь? Обычно говорят, что полезно с этими людьми вообще разговаривать, брать их за руку. Такие вещи как бы способствуют их «воскрешению».
У меня был такой опыт. И я даже, по-моему, рассказывал. Как-то вот в два часа ночи приехал к одной нашей прихожанке. Она не только была в коме, она была в агонии. Я несколько раз присутствовал при кончине людей, уже агонизирующих. И я с ней поговорил. Я говорю: «Лена, если ты меня слышишь, подними руку». Она подняла. Я говорю: «Опусти и теперь подними другую». И она это сделала тоже. Находясь в агонии. Не просто в коме, а уже вот предсмертные вот такие хрипы. Ну, врачи знают, что такое агония. Сейчас современный человек уже с этим не встречается. Это происходит обычно в реанимации, такие явления. И то их можно снять медикаментозно. Вот, пожалуйста. Всё слышала, всё понимала. Поэтому я её пособоровал и причастил такой маленькой-маленькой частичкой. Вот к утру она померла. Царство Небесное.»

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Опубликовал Кирилл в блоге «Кирилл». Просмотры: 12444

О молитве за других людей. За всех ли можно молиться?

Эта подборка была сделана в качестве ответа на вопрос слушателей катехизических бесед. В своей основе она состоит из советов святых и священников. Возможно, она будет полезна и читателям блогов. Буду благодарен за дополнения и уточнения.

Кто мой ближний?
Можно условно разделить людей, о молитве за которых возникают смущения, на:
— незнакомых, за которых нас просят помолиться,
— людей, про которых мы знаем, что они атеисты или отпали от Церкви,
— усопших нераскаянными (крещёных, но отпавших от Церкви Божией),
— усопших атеистов, иноверцев и самоубийц.

Воля Бога о молитве за других людей
А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. (Мф.5:44)

Читайте так же:  Молитва взбранной воеводе

Молитесь за обижающих вас. (Лк.6:28)
И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. (Лк.6:30-31)

Прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков. (1Тим.2:1)

По чувству сострадания мы должны молиться за людей даже тогда, когда нас об этом никто и не просит. Скажем, увидели мы в церкви (в монастыре, на улице): кто-то сказал или сделал что-то нехорошее, неподобающее — мы должны помолиться об этом человеке Христу. Я не говорю, что нужно сразу начинать читать за него Псалтирь. Но хотя бы одну фразу сказать, хотя бы один вздох сердечный вознести: «Господи, помоги ему! Избави его от сетей вражиих, имиже веси судьбами устрой его спасение, и святыми его молитвами и меня окаянного помилуй!» И это уже будет молитва.

Ведь мы должны понять, что мы — сотелесники Христовы: как и Апостол говорит, что все мы — тело Христово (ср.: Рим.12:5). Потому нам нельзя оставаться безучастными к страданиям ближних, а нужно как-то им помогать — хотя бы молитвой (если нельзя помочь чем-то другим). Это — наш христианский долг.

За самого себя молиться нужда и беда убеждает, но за ближнего молиться убеждает любовь. Святитель Тихон (Задонский)

Если Церковь главным образом молится только за своих членов, то не излишне ли дерзновенно келейно молиться за тех, кто вне Церкви?
Если литургическая молитва не включает самоубийц, некрещеных, инославных, отпавших, то личная молитва не ограничена ничем.

Очевидно, что Евхаристия, как соединение с Богом, будет насилием над теми, кто Его отвергает своей жизнью.

Святитель Филарет Московский: Или, спросят, — не тщетна ли молитва за умерших во грехе? Ответствую: тщетна — за умерших во грехе смертном, смертью духовною, и в сем состоянии постигнутых смертью телесною, — за тех, которые внутренно отпали от духовного тела Церкви Христовой и от жизни по вере, своим неверием, нераскаянностью, решительным и конечным противлением благодати Божией.

Однако преподобный Силуан Афонский советует: Когда хочет Господь кого-нибудь помиловать, то внушает другим желание за него молиться, и помогает в этой молитве. Поэтому должно знать, что когда приходит желание молиться за кого-либо, то это значит, что Сам Господь хочет помиловать ту душу и милостиво слушает твои молитвы.

Искушения в молитве
Искушения в молитве могут иметь своим источником:
— ревность не по разуму, взятие подвига сверх меры и без благословения;
— искушения падшими духами, желающими отвратить христианина от молитвы.

Если человек пленён падшими духами, то, молясь за него, мы вызываем их противодействие, ведь они уже считают его своей добычей; это подобно тому, как вырывать кость из пасти у пса. Несомненно, Бог значительно ограничивает силу падших Ангелов, но пугать нас они могут.

Если мы берём на себя подвиг молитвы за нераскаянного усопшего, то она требует усилий. «Молиться – кровь проливать» — говорили древние.

Для укрепления от нападения всяческих искушений и наваждений старайтесь советоваться со своим духовником. Любая молитва — это духовная война с тёмными силами, а на войну нужно идти, заручившись поддержкой Церкви и благословением священника.

Часто такие искушения отнюдь не бывают связаны с молитвой за кого-то. Зачастую мы сами себя искушаем: сами впадаем в какие-то страсти, а думаем, что это произошло потому, что мы за кого-то помолились.

Одна женщина молилась за своего усопшего отца, который скончался, будучи атеистом. Во сне он явился ей в страшном гневе и требовал прекратить молитву. История интересная, но возникает вопрос: кто явился женщине? Её отец или падший дух в облике её отца?

Любая искренняя молитва неугодна бесам, но бывают случаи, когда молитва неугодна и Богу. Например, молитва без рассуждения, когда человек считает себя способным вымолить кого-то или когда кто-то берёт подвиг молитвы, не живя христианской жизнью, или подвиг выше своих сил. Но бывают и иные случаи. Великий молитвенник афонский старец Ефрем Катунакский, ученик старца Иосифа Исихаста, подвизавшийся на Святой горе в XX столетии, признавался, что не мог молиться о своем брате-оккультисте, пока тот был жив, поскольку чувствовал каждый раз, что Господь его молитвы не приемлет, «наказывает» его за нее. Он только тогда возобновил молитвы о брате, когда тот отошел в мир иной и уже не мог творить тех беззаконий, которыми была наполнена его жизнь прежде.

Требуется рассуждение
Важна мера нашей молитвы. Одно дело — помянуть на утренней молитве, другое дело — брать сугубый подвиг «вымаливания» других, да ещё без благословения.

Молящийся должен осознавать, что своей молитвой он бросает вызов сатане. Без сугубой благодати Божией, Божьего покрова, исход этой борьбы будет плачевен. Эту благодать человек обретает христианской, церковной жизнью.

Отвечая на вопрос одного из своих учеников, преподобный Варсонофий Великий говорит, что будет достаточно, если тот, пообещав помолиться о ком-то, скажет однажды: «Господи, помилуй такого-то!» и воздохнет о нем от сердца. А большее, убеждает он этого инока, ему не по силам. Этот же совет можно, наверное, принять на свой счет и практически каждому из нас – и нам по силам немногое. Если говорить о чуть большем, то уместно поминать человека с той или иной степенью регулярности на своей обычной утренней или вечерней молитве – так же кратко, в ряду других людей, о которых мы молимся постоянно.

Чтобы молиться за конкретного человека с конкретной страстью (например, со страстью неверия или пьянства) — для этого нужно взять благословение у духовника, который нас знает и может дать совет, как нам подобает поступить в данном случае и как мы должны молиться. Тогда уже будет покрывать благодать благословения на это дело.

Читайте так же:  Молитва от болезни ног и суставов православные молитвы

Мы обычно думаем, что мы кого-то вымаливаем. А ведь не мы вымаливаем этого человека, но Господь его спасает, как и нас. Распявшись за всех, Господь взял на Себя грехи всего мира. И потому не мы вымаливаем, не мы вытаскиваем, не мы этому человеку помогаем, а Христос помогает, извлекает его изо рва страстей и спасает. Мы же только — как соучастники Христовы в деле извлечения этой души. И если мы испытываем какое-то бесовское наваждение, то это по той причине, что Господь дает нам немножко ощутить это соучастие. И в этом — проявление нашей любви ко Христу и к человеку.

Но иногда, действительно, такое бывает. Особенно, когда идет однообразная жизнь в обычном порядке, и вдруг видишь, чувствуешь, что появилась какая-то брань особого рода. Тогда уже идешь, исповедуешься и спрашиваешь: «Как мне быть? Продолжать ли мне молиться за этого человека или оставить на время?» Но это не значит, что оставить совсем. Просто Господь показывает в данном случае: по твоей немощи, для твоего смирения, тебе надо знать, что ты еще сам подобострастен этому человеку. Хотя ты и молишься за него для избавления его от какой-то страсти, но, тем не менее, ты сам немощен и должен понять, что и его, и тебя спасает и несет на Своих плечах только Христос.

Видео (кликните для воспроизведения).

Преподобный Серафим Саровский говорил: «стяжи мир душевный, и вокруг тебя спасутся тысячи». Другими словами, помочь ближним мы можем лишь настолько, насколько мы уже помогли себе.

Не отнимет ли молитва за других силы молиться за себя?
Мнение о том, что, молясь за других, не хватит сил на себя, безосновательно. Молитва – это привлечение благодати Божией и тому, за кого молятся, и тому, кто молится.

Святитель Филарет Московский: «Не отрекайтесь от молитвы за других под предлогом опасения, что за себя умолить не можете, — опасайтесь, что о себе не умолите, если за других молиться не будете. Молитва о себе самих, взятая отдельно от молитвы за других, как плод духовного своекорыстия, не может составить чистой христианской добродетели».

Более того, говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский: «…молитва за других весьма полезна и самому молящемуся за других; она очищает сердце, утверждает веру и надежду на Бога и возгревает любовь к Богу и ближнему».

Молясь о своих ближних, мы не можем буквально говорить о том, что берем на себя их грехи, мы лишь своим молитвенным участием разделяем с ними, помогаем понести болезни, которые следуют за совершением всякого греховного поступка (не случайно в православии грех воспринимается не как преступления, но как болезнь).

Как молиться о незнакомых людях? Советы прп. Паисия Святогорца.
– Геронда, когда некоторые паломники оставляют нам записки для поминовения, а мы не знаем их нужд, то как нам за них молиться?
– Говорите: «Господи, помилуй рабов Твоих, нужды которых Ты Сам ведаешь».

А когда, геронда, молимся о людях и не знаем, живы ли они или умерли?
– Говорите: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Иногда, геронда, я не помню имён людей, которые просят молитв.
– Если не помнишь имён, которые тебе дают, то молись в общем: о больных, о молодых, сбившихся с пути, и т.д. Вначале говори: «Помоги, Боже мой, сначала тем, кто больше нуждается в помощи», – а потом продолжай: «Господи Иисусе Христе, помилуй рабов Твоих».

Преподобный также советовал: «Ты, после того как немного помолишься о себе, потом вспоминай о бедствующем мире в целом, о тех, кто удалился от Бога, о почивших, которые не воспользовались временем, которое Бог им даровал, чтобы к Нему приблизиться, и теперь раскаиваются, но уже без пользы; и твори молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Так молишься и о себе, и о тех, кто просил тебя молиться, и обо всём мире».

Молитва о самоубийцах
Церковь, как богочеловеческий организм, не просто отказывается молиться за самоубийц, она не дерзает делать этого. «Мы не дерзаем молиться» — это означает, что люди не дерзают входить в какую-то запретную область.

Это подтверждает и практика. Один священник рассказал такой случай. Ему на отпевание привезли незнакомую девушку. При совершении чина, несмотря на то, что это было далеко не первое отпевание за время его служения, ему стало плохо, силы его оставили, пришлось даже выйти на свежий воздух. Через некоторое время он встретился со священником из другого храма, и неожиданно оказалось, что и у того случилось подобное при отпевании молодого человека. В результате небольшого расследования оказалось, что пара добровольно умертвила себя, но родственники скрыли это от Церкви.

Как помочь близкому человеку?

Часто люди впервые приходят в храм, когда начинаются проблемы у их родных или близких. И тогда неизбежно звучит вопрос: что делать? В этом вопросе и боль, и надежда, и любовь, и отчаяние в собственных силах. Конечно, священник отзовется и поговорит и утешит, как сможет, но и самим приходящим надо понимать некоторые очевидные для православного человека вещи, но, увы, не всегда очевидные для большинства современных людей, не живущих церковной жизнью и до поры до времени не стремящихся к ней.

Читайте так же:  Заговоры и молитвы от Степановой

Во-первых, надо понять, что если человек в какой-то крайней нужде бросается к Богу, то Бог его не оставит. Но это не значит, что помощь будет именно такой, какой мы ждем. Например, у кого-то родственник оказался в реанимации, состояние критическое… Его родные приходят в храм и спрашивают: что делать?! Конечно, надо молиться, и Церковь в лице священника в этом добром деле первый помощник и участник. Но мы не знаем, что именно полезно человеку для спасения его души – болезнь или здоровье, жизнь или кончина. Поэтому, когда мы молимся о нашем близком и просим молиться других, мы должны знать, что мы всецело предаем человека в руки Бога, который Один знает, что по-настоящему нужно человеку с точки зрения вечности, в чем он нуждается. Конечно, мы молимся именно о здоровье, о благополучии, но непременно добавляем в конце: «да будет воля Твоя».

Я это потому говорю, что часто люди, приходящие в храм в каких-то отчаянных обстоятельствах, просят и ожидают от Бога, чтобы все разрешилось именно и только так, как кажется хорошо самим приходящим. При этом мы забываем, что наше понимание добра очень относительно и обычно связано только с понятиями житейского, земного благополучия. Мы мало заботимся о жизни души, о ее вечной участи и спасении. Словом, приходя в храм и прося у Бога благ для своих близких, мы должны и веру иметь, что Бог, знающий, что есть действительное благо, управит именно так, как полезно с точки зрения духовной, а не только с житейской и бытовой. Приходя в храм и прося Бога войти в нашу жизнь, в жизнь наших близких, нужно быть готовым это посещение Божие принять, а для этого нужна и решимость, и вера.

Об этом обязательно надо вспомнить и, конечно, из глубины сердечной попросить прощения с обещанием положить начало исправлению. Без этого всякая молитва будет всего лишь дерзостью человека, который привык только требовать, не желая ничем жертвовать взамен. Итак, приходя в храм и прося Бога о милости к своему ближнему, находящемуся в трудных обстоятельствах, нужно начать менять и свою жизнь – и начать менять незамедлительно.

В первую очередь, конечно, нужно как можно более ответственно и серьезно подготовиться к исповеди и причастию. Это займет несколько дней, а затем надо потихоньку начать выстраивать образ жизни, сообразный с православной верой. Именно потихоньку, без рвения, несмотря на желание моментальной и кардинальной перемены, которое возникает иногда от воспламенения в душе благочестивой ревности. Но все нужно делать понемногу, с рассуждением. В первую очередь надо осмыслить и рассмотреть свою жизнь на предмет наличия в ней тяжких, смертных грехов, и если таковые присутствуют – приложить все усилия, чтобы от них избавиться. Смертными грехами мы называем крайнее проявление любой страсти. Блуд, гордость, лихоимство, гнев… любая страсть в своем свободном и полном развитии разрушает человека и становится действительно опасной, смертной.

Кто-то из опытных духовников сказал, что тот, кто хочет помочь своему близкому, должен стать подвижником. Это суровая правда. Обычно просят помолиться, заказывают сорокоусты «в трех церквях», просят какую-то «специальную молитву», спрашивают, какому святому молиться, не понимая, что не в самой молитве, не в тех или иных словах заключается главная сила, а в готовности для спасения близкого человека жертвовать собой, своим покоем, своими греховными привычками, образом жизни. И только тогда боль о родном человеке, молитва о нем может быть действенной, если эта боль и молитва подкреплена личным подвигом или, по крайней мере, коренным изменением безбожной и далекой от христианской нормы жизни (а именно об этом приходится говорить в большинстве случаев).

В духовной жизни действует простой закон: «Друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христов» (Гал. 6: 2). Вот это ношение тягот и есть какой-то духовный труд, подъятый ради спасения своего близкого. И кто еще может этот труд подъять, как не близкий, родной человек. Да, и молитвы священника, а наипаче молитвы, приносимые в храме, на Божественной литургии, важны, но есть какая-то таинственная связь между родными людьми и в плане спасения, так что иногда именно близкий, а не кто-то другой должен принять на себя какой-то сугубый духовный труд. К слову, тот труд, который надо предпринять человеку (зачастую далекому от веры), на поверку оказывается не каким-то сугубым подвигом, а всего лишь возвращением к нормальной христианской жизни, к тому, какой эта жизнь должна быть в повседневности, и только наша многолетняя беспечность удаляет нас от этой нормы настолько, что она начинает нам казаться какой-то непосильной ношей.

И еще вот о чем хочется сказать. Действительно, бывают, и даже нередко, внезапные и чудесные избавления наших близких от тех или иных болезней, опасностей и напастей. И случается тогда видеть сияющие благодарные глаза родственников… Но так бывает далеко не всегда. Гораздо чаще человек, приходящий в храм и просящий молитв о своем близком, желающий ему помочь, должен запастись терпением и понимать, что некоторые запутанные обстоятельства, запущенные болезни и страсти не разрешаются моментально, а исправление той или иной тягостной ситуации требует многого терпения, смирения и постоянного приложения сил для изменения в лучшую сторону. Да и то еще есть такие трудные обстоятельства, что даже при изменении личной жизни, при постоянстве в молитве и благочестии плоды нашей веры и упования бывают не видны годами, а иногда не видны и вовсе в этой земной жизни. Но то, что они не видны, не значит, что их нет.

Читайте так же:  Молитва Святому Иннокентию иркутскому

Есть такой хороший американский фильм «Эта замечательная жизнь». Так вот, главный герой этого фильма – действительно добрый человек – впал однажды в горькое уныние, потому что ему показалось, что все его добро напрасно и бесполезно. И тогда ему было показано, каким был бы мир, если бы он не совершал это свое повседневное и «неприметное» добро.

Да, бывает и так, что плоды наших трудов не видны, и к этому тоже нужно быть готовым, потому что разрешение всей нашей жизни и результаты наших трудов мы можем узнать только по исходе из этого мира, в свете Божиего суда и Его правды. Так что никогда ни при каких обстоятельствах нельзя говорить, что наша вера и труды и молитвы напрасны, только потому, что они не дают видимых результатов. Напротив – ни одно доброе дело, ни одно сердечное воздыхание не останется забвенным у Господа, только не всегда нам полезно видеть плоды Божиего милосердия здесь, на земле, – и это серьезный вопрос веры. Будем помнить, что многие праведники здесь, на земле, были гонимы и презираемы даже до последнего своего издыхания и так и не увидели триумфа, каких-то явных, с точки зрения житейской правды, плодов своего благочестия. Но ни один из них не остался забытым у Господа, и ни один из них не лишился радости пребывания с Ним. Так же и все, о ком они молились при жизни или по успении, не лишатся плодов этих молитв, если только сами хоть что-нибудь приложили доброго к молитвам святых ходатаев.

Ну, и нельзя никак обойти стороной «практическую сторону», потому что чаще всего приходящие в храм с болью о своих близких спрашивают, что именно нужно читать, какую молитву.

Хорошо читать Псалтирь по своему близкому человеку, добавляя на каждой «Славе» прошения о здравии (или об упокоении, если человек преставился). Чтение Псалтыри удивительным образом успокаивает человека, занимает его болезненно напряженный ум молитвой, позволяет отвлечься от тревожных, панических, тягостных дум и соединяет с Господом, который Один знает, как разрешить наши проблемы и трудности.

К счастью, в наше время широко распространены так называемые «полные молитвословы», где напечатаны молитвы на разные случаи жизни. Думаю, человек сам может выбрать любую молитву, подходящую по смыслу к его прошению, и читать ее терпеливо, ежедневно, добавляя в утренние и вечерние молитвы, и если эта молитва будет произноситься от всего сердца, с болью и любовью, если она будет подкреплена благими изменениями собственной жизни – то нет никакого сомнения, что Господь внемлет такой молитве и подаст именно то, что полезно нам и нашим близким для спасения души во времени и в вечной жизни.

Я помолюсь!

Редко ли бывает так, что мы даем обещания, а потом, много позже, ломаем голову и всё никак не можем взять в толк, как бы нам половчее их исполнить, чтобы не прослыть (да и не оказаться на самом деле) легкомысленными пустословами и хуже того – обманщиками? Кажется, очень часто. Случается это в основном тогда, когда мы, и правда, относимся к чьей-либо просьбе с изрядной долей легкомыслия и, даже не вслушавшись подчас по-настоящему в то, что от нас требуется или хотя бы ожидается, спешим ответить:

– Конечно! Всё сделаю, и не думайте сомневаться!

Ну а впоследствии, по сказанному выше, ищем способ, как бы нам то, на что мы уже подрядились, реализовать, и далеко не всегда результат размышлений наших оказывается удовлетворительным.

И вот удивительно: нередко подобную же ситуацию можно наблюдать, когда не о чем-то сверхсложном или до крайности необычном идет речь, а когда просят нас о вещи простой и естественной: помолиться.

Просят, и мы тотчас же с готовностью восклицаем:

– Конечно! Обязательно помолюсь!

А потом… А потом человек идет в храм и задает священнику вопрос, ответ на который, казалось бы, очевиден:

– Меня просили помолиться, я пообещал, а как мне это сделать.

И вот действительно – как? Поминать просившего о молитве утром и вечером, полагать за него поклоны, читать акафисты и каноны, присоединять прошения о нем к чтению Псалтири и Евангелия, подавать записки на проскомидию, на молебен, заказывать сорокоуст? Наверное, правильно было бы, если бы, пообещав молиться, христианин уже представлял себе, как именно он будет это делать. Но и то правильно, что, затрудняясь, он спрашивает. Было бы хуже, если бы не спрашивал и не молился бы вообще, полагая, что для успокоения сердца просителя достаточно и обещания как такового, – так тоже бывает и не столь редко, как кто-то мог бы подумать.

Мне кажется, что вопрос: как мне в данном случае молиться? – сродни другому вопросу: как определить меру своего участия, когда меня просят о помощи делом или, например, деньгами? И ответ на него складывается из тех же самых составляющих: участвовать (молиться) надо по мере необходимости, по мере своего усердия, по мере возможностей, по степени близости нам человека, о котором идет речь, и, конечно же, по мере любви, которая живет в нашем сердце. И обязательно – с рассуждением.

Читайте так же:  Молитва перед экзаменом сыну

По внешнему выражению своему и по продолжительности молитва может быть очень разной, главное – она не должна быть формальной, должна идти от сердца и совершаться с пониманием, о ком и о чем мы Господа просим. В остальном же… Есть у преподобного Силуана Афонского такие слова: «Молиться за людей – что кровь проливать». И это не только в том смысле, что молящийся чувствует боль другого человека как свою собственную, сопереживает, сострадает ему.

Молящийся должен быть готов взять на себя тяготу, которую несет тот, за кого он молится

Молящийся должен быть готов к тому, чтобы взять на себя какую-то часть того груза, который несет другой человек, понести его тяготу, разделить его скорбь: таков закон духовного восприятия, о котором говорит преподобный Марк Подвижник. Он объясняет, что восприятие это бывает двояким – невольным и вольным. Когда мы осуждаем человека, когда причиняем ему зло, то Господь попускает нам принять на себя какую-то часть его искушений и неприятностей. Когда же, напротив, любим человека и молимся о нем, то Бог, усматривая в нас готовность к самопожертвованию ради ближнего, дает нам спострадать с ним. Причем готовность эта, нашедшая свое выражение в молитвенном труде, иногда остается не до конца осознанной нами, и все, с чем сталкиваемся мы в итоге, вследствие молитвы, оказывается для нас совершенно неожиданным.

А надо – ожидать. Во-первых, потому что ожидаемое переносится гораздо легче. Во-вторых, потому что именно осознание такой реальности заставляет более трезво относиться к себе самому, правильнее понимать свою меру.

Неслучайно, отвечая на вопрос одного из своих учеников, преподобный Варсонофий Великий говорит, что будет достаточно, если тот, пообещав помолиться о ком-то, скажет однажды: «Господи, помилуй такого-то!» и воздохнет о нем от сердца. А большее, убеждает он этого инока, ему не по силам. Этот же совет можно, наверное, принять на свой счет и практически каждому из нас – и нам по силам немногое. Если говорить о чуть большем, то уместно поминать человека с той или иной степенью регулярности на своей обычной утренней или вечерней молитве – так же кратко, в ряду других людей, о которых мы молимся постоянно.

Но это, безусловно, в большей степени касается ситуаций, когда о молитве просит нас не очень хорошо знакомый нам человек. Другое дело, когда мы говорим о ком-то по-настоящему близком, о том, кого мы любим, с кем нас связывают узы дружбы, особенно если этот дорогой для нас человек попал в беду или тяжело заболел. Тут необходим труд совсем другого порядка: и просто усердная молитва, и акафисты, и каноны, и Евангелие с Псалтирью, и поминовение за богослужением.

А искушения, которые придется потерпеть… что ж, мужественное перенесение их делает нашу молитву сильней

Ну и, конечно, то же самое можно сказать и о молитве за тех наших близких, которые погибают, не в силах совладать со своими страстями, которые не могут справиться с алкогольной или наркотической зависимостью, проигрывают где-то последние деньги, живут греховно, распутно. Здесь можно и нужно либо вымолить их, «вытащить» на себе, либо, как выражался один подвижник, хотя бы стертые поклонами колени Господу показать. А искушения, которые придется при этом потерпеть… что ж, они должны быть – мужественное перенесение их делает нашу молитву гораздо сильней, наше мужество доказывает, что мы, и правда, любим, а молитва, споспешествуемая любовью, творит чудеса.

За оккультистов и сатанистов молитва опасна: она может быть не угодна Богу

Впрочем, бывают случаи, когда даже от молитвы за близких приходится отказаться, когда следует, смирившись, с печалью, но отступить. Это случаи, разумеется, особого рода: если наши близкие всерьез увлеклись оккультизмом, если они занимаются экстрасенсорикой или колдовством, не говоря уже о прямом, сознательном служении темной силе, то молитва за них становится по-настоящему опасной. И более того, зачастую она перестает быть богоугодной. Даже такой великий праведник и молитвенник, как афонский старец Ефрем Катунакский, ученик старца Иосифа Исихаста, подвизавшийся на Святой горе в XX столетии, признавался, что не мог молиться о своем брате-оккультисте, пока тот был жив, поскольку чувствовал каждый раз, что Господь его молитвы не приемлет, «наказывает» его за нее. Он только тогда возобновил молитвы о брате, когда тот отошел в мир иной и уже не мог творить тех беззаконий, которыми была наполнена его жизнь прежде. Что уж тут о нас говорить…

Конечно, рассуждая о молитве за ближних, я отдаю себе отчет в том, что готовых, раз и навсегда определенных «рецептов» в отношении ее быть не может: жизнь – живая, и любые правила очень часто требуют определенной корректировки. Какой? Это мы понимаем, если и сами, как жизнь, живые: сердце подсказывает, а здравый смысл, рассуждение позволяют в его правоте убедиться. Я просто попытался некие общие принципы проговорить, обозначить, зная по опыту, что нужда в этом насущная есть.

Видео (кликните для воспроизведения).

Молиться ведь обязательно надо. И если понимать как, то труд этот и легче подъемлется, и пользы больше приносит – и ближним, и нам самим.

Молитва человеку в коме
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here