Что такое заклинательные молитвы

Святой текст: Что такое заклинательные молитвы специально для Вас!

Часть 2. Глава XII. Заклинательные молитвы

Особый вид литературных произведений, приписываемых св. Григорию Чудотворцу, составляют заклинательные молитвы над одержимыми бесами. Такие молитвы с его именем встречаются довольно часто в греческих рукописях 1). Для примера можно указать отмеченные проф. А. И. Алмазовым заклинательные молитвы с именем св. Григория Чудотворца в следующих рукописях: в греческом евхологии библиотеки Barberini № 78 (л. 152 об.— 160 об.) XII в; в евхологии той же библиотеки № 233 (л. 89—95), XII в.; в евхологии Ватиканской библиотеки № 1554 (л. 148 об.—155: Προσεοχή τοῦ ἁγίου Γρηγορίου κατὰ πνεομάτων ἀκαθάρτων ); в сборнике XV в. в Мадридской Королевской библиотеке № 105—2 молитвы; в сборнике XV века в Бодлеянской библиотеке ( cod . Barocc . № 8)—4 молитвы; в сборнике XVI века в Ватиканской библиотеке ( cod . Ottobon . № 290, л. 58 об—67) 2). В рукописи Криптоферратского монастыря В. α . XXIII сохранилась молитва с таким надписанием: ΙΙροσευχὴ τοῦ ἁγίου Γρηγορίου τοῦ Θαοματουργοῦ κατὰ πνεύματα διώχτου πρὸς φυλακτὴριον ψυχῶν κατὰ πνεύματα τουτέστι φθόνου καὶ ζὴλου , начинающаяся Словами: ἐπικαλούμεθά σε , δέσποτα , τὸν θεὸν καὶ πατέρα τοῦ κυρίου ἡμῶν Ἰησοῦ Χριστοῦ 3).

1) Проф. А. И. Алмазов. Врачевальные молитвы. Одесса 1900. стр. 90—91.

2 ) Там же, стр. 83—84, примеч. 221; стр. 91, прим. 243.

3) Codices Cryptenses seu Abbatiae Cryptae Ferratae in Tusculano digesti et illustrati cura et studio D. Antonii Rocchi. Romae 1884, p. 114.

В другой рукописи того же монастыря— cod . Г. β . XIV, fol . 50. помещена обширная (на 9 страницах) молитва св. Григория Чудотворца на изгнание злых духов, 1) которая в одной своей части издана Theod . Schermann ‘ ом 2); другие части той же молитвы по другим рукописям изданы Statt . Schneider ‘ ом 3) и Fr . Pradel ‘ e м 4). Эта последняя молитва тожественна с тою молитвой, которая находится в рукописном евхологии X—XI века Святогробского подворья в Константинополе, № 855 (л. 81—85), и перевод которой (по рукописи) напечатан нами в «Творениях св. Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского»,—наблюдаются сравнительно незначительные уклонения. R . Reitzenstein напечатал заклинательную молитву, известную с именем св. Григория Чудотворца, из Paris , gr. 2316 5), которая однако представляет совершенно особенную молитву.

Заклинательные, молитвы с именем св. Григория Чудотворца обычно отличаются значительными размерами 6). Но в одной рукописи из собрания В. И. Григоровича (Моск. Рум. Муз. № 819) находится особый чин заклинания беса, приписанный св. Григорию Чудотворцу 7), где эта молитва не отличается особенно большим объемом.

1) Там же , р . 268.

2) Griechische Zauberpapyri und das Gemeinde-und Dankgebet im 1 . Kiemensbriefe . Leipzig 1909, S . 18—21.

3) В Eos (филологический журнал, изд. во Львове), vol . XIII. fase. 2 (1907), 135—149.

4) Griechische und süditalienische Gebete, Beschwörungen und Rezepte des Mittelalters (Religionsgesh. Versuche und Vorarbeiten. I ІІ , Band, 3 Heft). Giessen 1907.

5) Poimandres. Studien zur griechisch—ägyptischen und frühchristlichen Literatur. Leipzig 1904, S . 292—296.

6) П роф. И . А. Алмазов , Врачевальные молитвы, стр. 91.

7) Греческий текст с русским переводом напечатан у М. И . Соколова , в статье: «Новый материал для объяснения амулетов, называемых змеевиками»: см. «Древности. Труды славянской комиссии Императорского Московского Археологического Общества». T . I. Москва 1895. стр. 155—157.

В славянских рукописях также встречаются заклинательные молитвы с именем св. Григория Чудотворца. Одна из таких молитв напечатана И. Я. Порфирьевым 1) по рукописи Соловецкой библиотеки XV века; при чем он сообщает, что Григорию Чудотворцу в Соловецких требниках приписывается несколько молитв 2).

Молитвы, известные с именем св. Григория Чудотворца, по своему содержанию и характеру вообще не отличаются от всех подобных молитв, усваиваемых другим святым. Для примера остановимся на трех опубликованных молитвах: 1) из рукописного евхология библиотеки Святогробского подворья, 2) из рукописи собрания В. И. Григоровича и 3) из молитвослова Соловецкой библиотеки.

Первая молитва—самая обширная из опубликованных. В начале ее поставлен евангельский текст: «В начале бе Слово» (Иоан. I, 1—5). Затем следует обращение к нечистым духам, роду бесстыдному, гнусному, лукавым демонам, услаждающимся запахом жертвенного дыма, летающим под небесами, в воздухе, сущим на земле, в глубине, обитающим на горах, в лесах, на кладбищах, на дорогах, скрывающимся в расселинах скал, укрывающимся под тенью деревьев, тростника, папируса, сбивающим с путей, сидящим под водами, плавающим по рекам, исходящим из источников, сохраняемым на отмщение в пещь огненную,—да запретит их Бог вечный, ведущий сокровенное, невидимый, нетленный, неизреченный, неописуемый, непостижимый, царствующий Бог, Господь господствующих, Зиждитель всяческих, Творец всего, Создатель людей, Владыка душ, имеющий власть над жизнью и смертью, Царь всех сил, воздвигший небеса и водрузивший твердь, основавший землю, утвердивший горы, сотворивший источники, учинивший

1) Апокрифические молитвы по рукописям Соловецкой библиотеки—в «Трудах IV археологического съезда», т. II. Казань 1878 г. стр. 13.

Молитва из рукописи Соловецкой библиотеки заклинает духа нечистого именем Господа Иисуса Христа, пришедшего в мир и вселившегося в человека.

Мы не можем входить здесь в исследование молитв,

надписанных именем св. Григория Чудотворца со стороны их происхождения и тех влияний. какие отразились в них, так как их нельзя выделять из общего состава многочисленных заклинательных и врачевальных молитв, которые составили специальную область научного исследования 1). Для нашей цели достаточно сказать, что ни одна из молитв, приписанных св. Григорию Чудотворцу, не может принадлежать ему,—он не мог быть автором молитв с таким содержанием и такого характера. Настойчивое же приписывание таких молитв, в числе других святых, и св. Григорию Чудотворцу находит объяснение в его жизнеописании, в котором значительное место занимает борьба с демонами. Сирийское житие уже дает образцы кратких молитв, какие неокесарийский святитель произносил в таких случаях. Этим в достаточной степени определяется, почему уже существовавшие или вновь составленные заклинательные молитвы усвоены были св. Григорию Чудотворцу. Совершенно естественно, что молитвы с его именем встречаются гораздо чаще, чем с именем св. Григория Богослова, и может быть даже справедливо предположение, что и там, где стоит имя Григория Богослова, первоначально было имя Григория Чудотворца 2).

Читайте так же:  Молитва о выздоровлении больного луке

1) См. указанные выше издания и исследования.

2) Проф. А. Н. Алмазов, Апокрифические молитвы, заклинания и заговоры. Одесса 1901, стр. 37.

Молитва или заклинание?

Одна из характеристик нашего времени – духовная дезориентация. Далеко не всегда современный человек заметит различие между понятиями христианскими и оккультными. Соответственно, не зная разницы, он не поймет той подмены, которую предлагают оккультные практики.

Например, все ли смогут правильно ответить, чем христианская молитва отличается от магического заговора и заклинания? Там и тут произносится словесная формула, там и тут требуется вера произносящего, то и другое предполагает нечто невидимое и сверхъестественное. Есть ли вообще отличие, если маги иной раз упоминают имя Божие, а бывает, что произносят и самые что ни на есть церковные молитвы?

Попытаемся ответить на этот вопрос.

Сначала уточним, что заговор и заклинание – оккультные словесные формулы, имеющие определенное различие. Заговор предполагает технико-магическое воздействие в силу самой произнесенной формулы. Это словесное выражение, в котором запечатлена вера человека в какое-то лучшее для него изменение. Например, человеку хочется выздороветь, встречаться с понравившимся лицом противоположного пола, иметь хороший финансовый достаток, избегать дурного наваждения – все это высказывается в заговоре с надеждой, что получится в силу самого произнесения. Есть даже заговоры, которые вошли в нашу речь, прижились в нашей культуре. Так, мама, потирая у ребенка ушибленное место, приговаривает: «У сороки заболи, у собаки заболи, а у Машеньки пройди». Дело, конечно, не в том, что сороки и собаки почему-то обязаны отдуваться за наши оплошности, а в том, что человеку хочется как-то снять неприятность с помощью словесного действия, отвести от себя или своего близкого беду. Таков заговор.

Заклинание же есть императив, повеление, требование, направленное, например, к невидимым духам и имеющее принудительный характер. Но в целом можно обобщить эти понятия, поскольку часто заговор и заклинание выступают как синонимы. Итак, всякое заклинание (заговор) представляет собой последовательность слов или звуков, за которыми признается магическая сила. Заклинаниями пытаются добиться того, чего не достичь обычными человеческими усилиями: повлиять на погоду, урожай, самочувствие и т.д.

Что же, скажет кто-нибудь, составил себе заклинание, придумал обряд и уже добьешься всего, чего хочешь? Нет. Опытные маги ответят, что новых-то заговоров и заклинаний сейчас составляется много, только все они малоэффективны. Старые заклинания закреплялись опытом жизни мага, то есть его явным или тайным взаимодействием с темными силами, и его смертью как некоей печатью.

Молитвы же освящены опытом жизни святых людей. Христианские подвижники обрели богообщение посредством молитв, в опыте своей духовной жизни они создали молитвы, наиболее располагающие душу к общению с Богом. Поэтому, произнося составленные ими молитвы (они собраны в православных молитвословах), мы восходим к Богу тем же путем, что и святые.

В магии считается, что заклинательная формула чудесна сама по себе, смысл слов далеко не всегда имеет решающее значение. Допустим, в средние века заклинания произносились в основном по латыни, которую произносящий не обязательно знал. Всем нам известное слово «абракадабра», означающее для нас простую бессмыслицу, перешло из старинного магического заклинания. Оккультисты считают, что слова обладают скрытым смыслом, как бы неким кодом, дающим доступ к законам окружающего нас мира. Этот скрытый смысл известен только «избранникам», способным составлять новые заговоры и заклинания. Тот же, кто не знает потаенного смысла, может употреблять составленные формулы, которые якобы помогут верящему в их эффект.

Заговор близок к мантре, в которой важен не столько явный смысл, сколько точное воспроизведение звуков и каждый звук считается наделенным мистическим значением. В христианстве же молитвенное обращение и служение Богу является осмысленным, здесь на первый план выдвигается тот очевидный, непосредственный смысл, который вложен в молитву. «Пойте Богу нашему, пойте… пойте разумно» (Пс. 46: 7–8), – читаем мы в священной книге Псалтири. Молитва должна быть разумной, то есть произноситься осознанно и осмысленно. Где Бог, там смысл и порядок. Где нет благодати Божией, там бессмыслица, хаос и всякое неустройство. Представим себе человека, который пришел к руководителю и начинает произносить то, чего сам не понимает, – выслушают ли его? Представим, что он заготовил словесную формулу и проговорил ее без всякого осознания, словно магическое заклинание, – подействует ли это на руководителя? Молитва потому должна быть осмысленной, что она предполагает личностное общение – обращенность ума и сердца человека к Богу, Который видит все тайники нашей души.

Читайте так же:  Утренние молитвы текст на русском

Впрочем, нам могут возразить, что в современных, а не средневековых, заговорах изложены вполне осмысленные просьбы (хотя «абракадабра» употребляется до сих пор), стало быть, и в магии человек понимает то, что произносит. Даже если и так, кардинальным различием является то, что люди с магическим сознанием надеются на текст заговора сам по себе, на его звуковое воспроизведение как запуск невидимого механизма, тогда как христиане надеются не на текст, а на Бога, к Которому обращаются в своих молитвах, Который слышит и потому может помочь.

Некоторых людей подкупает в заговорах то, что и там присутствуют молитвенные упоминания Христа, Божией Матери, заимствованные из православного молитвослова. Действительно, во многих заговорах есть вполне православные речевые обороты, а некоторые начинаются подчеркнуто благочестиво: «Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь…» (во многих же случаях более откровенно: «Стану я, не благословясь, пойду, не перекрестясь»). Но обрывки молитв встречаются в заговорах подобно тому, как в уличных сплетнях встречаются обрывки истинных слов или в речи сквернослова – благозвучные выражения. Оккультисты могут упоминать даже «Отче наш», но они же обращаются к воде, глине и прочим принадлежностям тварного мира – таково язычество, приукрашенное близкими душе человека христианскими символами.

Весьма интересный эпизод есть в книге М. Шолохова «Тихий Дон», когда Аксинья пыталась освободиться от любви к Григорию, обратившись к бабке:

«– Тоскую по нем, родная бабунюшка. На своих глазыньках сохну… Может, присушил чем. Пособи, бабунюшка.

Светлыми, в кружеве морщин, глазами глядит бабка Дроздиха на Аксинью, качает головой под горькие слова рассказа…

– Придешь, бабонька, пораньше завтра. Чуть займется зорька, придешь. К Дону пойдем, к воде. Тоску отольем. Сольцы прихвати щепоть из дому…

Видео (кликните для воспроизведения).

С рассветом Аксинья, не спавшая всю ночь, – у Дроздихиного окна…

По проулку спускаются к Дону. У пристани, возле мостков, мокнет в воде брошенный передок арбы. Песок у воды леденисто колок. От Дона течет сырая, студеная мгла.

Дроздиха берет костистой рукой Аксиньину руку, тянет ее к воде.

– Соль взяла? Дай сюды. Кстись на восход.

Аксинья крестится. Злобно глядит на счастливую розовость востока.

– Зачерпни воды в пригоршню. Испей, – командует Дроздиха.

Аксинья, измочив рукава кофты, напилась. Бабка черным пауком раскорячилась над ленивой волной, присела на корточки, зашептала:

– Студены ключи, со дна текучие… Плоть горючая… Зверем в сердце… Тоска-лихоманица… И крестом святым… Пречистая, Пресвятая… Раба Божия Григория… – доносилось до слуха Аксиньи.

Дроздиха посыпала солью влажную песчаную россыпь под ногами, сыпанула в воду, остатки – Аксинье за пазуху.

– Плесни через плечо водицей. Скорей!

Аксинья проделала. С тоской и злобой оглядела коричневые щеки Дроздихи.

– Поди, милая, позорюй. Все»[i].

И крестное знамение с именем Божиим, и студены ключи с домашней солью и речной водой, и надежда на сам ритуал без личного осмысленного участия – все здесь упомянуто. Правда, оказалось все это для самой Аксиньи вполне бездейственным.

Всякий заговор соответствует вообще идее оккультизма, колдовства. В колдовстве человек пытается удовлетворить свои индивидуальные, корыстные желания, не соизмеряя их со своим вечным спасением. Он хочет сейчас и здесь добиться успеха, хорошего урожая, удачи в личных делах, благосклонности любимого человека, отмщения врагу и т.д., не задумываясь, спасителен ли сам способ, согласуется ли преследуемая цель с волей Божией. Это желание достичь «своего» любыми средствами, пусть даже с ущербом для своей будущей участи, – вот главная идея всякого заговора или заклинания. В молитве же человек, даже испрашивая что-то очень важное в смысле земном, все равно вверяет себя в руки Божии, предает исполнение просимого Богу, исходя из принципа: а будет ли просимое полезно, не помешает ли оно духовному преуспеянию человека, соответствует ли оно воле Божией?

Если молитва есть просьба, обращенная к Богу, Пресвятой Богородице или святым, и, значит, молитва предполагает добровольность отклика, то произносящий заклинание не ждет ни от кого ответа: само заклинание считается имеющим принудительную силу к достижению желаемого. Например, для привлечения денег в современной магии рекомендуется вечером того дня, когда набралось 10 сэкономленных монет по 1 рублю, зажечь две свечи, между ними поставить стеклянный сосуд и, наполняя его освященной(!) водой, приговаривать: «Пусть наполнятся карманы, деньги пусть придут в мой дом так же скоро, как сосуд наполняю я водой» (заклинания часто произносятся в рифму). Затем берут монеты по одной и, бросая их в воду, читают заклинание по одной фразе на каждую монету: «Желаю здоровья. Желаю успеха. Желаю счастья. Желаю богатства. Желаю золота. Желаю серебра. Желаю изобилия. Желаю помощи. Желаю, чтобы деньги пришли в мою жизнь. Я желаю этого, так тому и быть». Свечи оставляют догорать, а утром окропляют водой из сосуда углы своего жилья и оставшуюся воду выливают на порог.

Приведенный пример заклинания ясно показывает, что в магии все основано на принципе «да будет воля моя», «да исполнится моя воля посредством заклинаний и магических действий». В молитве же все основано на принципе, который выразил Христос в Гефсиманском молении: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22: 42). В заклинании маг верит в достижение желаемого: «я выполнил ритуал – и я получу желаемое». В молитве же христианин верит Богу, Который может подать просимое, если это полезно душе просящего.

Читайте так же:  Отчитка рода молитва

Итак, в магических заклинаниях человек пытается максимально удовлетворить себе, своим страстям и приземленным потребностям, а в молитве человек стремится осуществить в личной жизни то, что соответствует Божиему Промыслу. Промысл же Божий ищет в человеке максимального раскрытия добра и соответственно доброго отношения ко всем остальным людям. Не земной прибыток или беспечальная жизнь ставятся главной целью в молитве. В конце концов, даже не важно, подаст ли Господь человеку что-то земное по его молитве – важной является сама молитва как общение с Богом. Об этом хорошо писал преподобный Иоанн Лествичник: «Долго пребывая в молитве и не видя плода, не говори: я ничего не приобрел. Ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение; и какое благо выше сего – прилепляться ко Господу и пребывать непрестанно в соединении с Ним»[ii].

Все только что сказанное подводит к объяснению, почему некоторые оккультисты используют вполне церковные молитвы. Тексты-то употребляются церковные, а идея произнесения их – оккультная. Для самого мага, даже если произносится молитва, она собственно молитвой уже не является, а только заклинанием, в котором он вовсе и не обращается к Богу, так как считает, что само произнесение затронет нужные невидимые нити. Для оккультиста молитва есть лишь магическая формула, вид словесной энергии, действующей в силу самого произнесения. Не от Бога ожидается ответ – маг не способен благоговейно обратиться к Богу, – а эффект ожидается от словесной формулы самой по себе, от заключенной в ней, по мнению мага, энергии. Поскольку же при бессмысленном повторении слов молитвы нет живого обращения к Богу, этого человека легко искушают демоны, которые дают ему особые чувства, эмоции и создают видимость эффекта от оккультного употребления молитв.

В заключение вспомним слова святителя Иоанна Златоуста: «Будем искать спасения не каким-нибудь образом и избавления от бедствий не как бы то ни было, но от Бога. Говорю это к тем, которые во время болезней употребляют заклинания и прибегают к другим чародействам для облегчения болезни. Это значит искать себе не спасения, а погибели, потому что величайшее спасение есть то, которое получается от Бога»[iv].

Что такое отчитка, и как к ней относиться

В наши дни существует много споров по поводу отчитки. С одной стороны, часто можно услышать (особенно среди простого народа) рекомендацию пройти отчитку в связи с самыми разными проблемами: пьет человек, плохо учится, не хочет ходить в храм, заболел тяжелой болезнью, испытывает неудачи в личной жизни и т. д. – во всем узреваются происки демонов, от которых предлагают избавиться присутствием на отчитке. С другой стороны, можно услышать крайне критичное и скептичное отношение к этому чинопоследованию, которое воспринимается как абсолютно не нужное и инородное Церкви.

Что же представляет собой отчитка? Как к ней относиться? И кому следует на ней присутствовать?

Отчитка – церковный чин, в котором произносятся особые заклинательные молитвы с целью изгнания из одержимого человека нечистой силы. Применяться этот чин должен в тех исключительных случаях, когда человек оказывается под тотальным воздействием вселившегося в него темного духа и уже не контролирует свои движения и поступки. Допустим, в Евангелии мы читаем о гадаринском бесноватом, который днем и ночью бился о камни, а когда его заковывали в цепи, то он разрывал узы и в беспамятстве носился по пустынным местам. Христос Своей благодатной силой в одно мгновение освободил несчастного от тяжких уз одержимости (см.: Мк. 5: 1–13; Лк. 8: 26–33). Эту-то силу изгонять темных духов Господь передал Своей Церкви.

С пришествием в мир Сына Божия бесы утратили над людьми былую власть. Из Евангелия мы узнаем, что не только Спаситель изгонял нечистых духов из одержимых ими людей, но и Его ученики. «Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем» (Лк. 10: 17), – с удивлением восклицали апостолы, возвратившись с проповеди. А после Своего Воскресения Христос обещал верующим в Него в качестве одного из знамений: «Именем Моим будут изгонять бесов» (Мк. 16: 17). По словам преподобного Нила Синайского, «произнесение имени Божия в бегство обращает демонов» [1] . Тем более что крест Христов стал для демонов нестерпимым мучением. Поэтому заклинание и изгнание темной силы именем Иисуса Христа и крестным знамением – явление в Церкви изначальное.

В середине II века святой Иустин Философ обращался к язычникам со следующим свидетельством: Спаситель «родился по воле Бога и Отца ради верующих в Него людей и для сокрушения демонов. Это и теперь вы можете узнать из того, что происходит пред вашими глазами. Ибо многие из наших, из христиан, исцеляли и ныне еще исцеляют множество одержимых демонами во всем мире и в вашем городе, заклиная именем Иисуса Христа, распятого при Понтии Пилате, между тем как они не были исцелены всеми другими заклинателями, заговорщиками и чародеями, – и тем побеждают и изгоняют демонов, овладевших человеками» [2] .

Читайте так же:  Молитва на каждый день для торговли

Как видно из приведенных слов, даже язычники знали о существовании в среде христиан особых лиц, заклинавших одержимых именем Иисуса Христа и тем самым изгонявших из них нечистую силу. В первые века христианства это было одним из служений Церкви. Экзорцисты, то есть заклинатели нечистой силы, получали на то особое благословение епископа. Самочинно браться за это дело не положено, поскольку 26-е правило Лаодикийского Собора гласит: «Не произведенным от епископов не должно заклинать ни в церквах, ни в домах».

Очевидно, что в данном случае церковное чинопоследование с усиленной молитвой близких помогло страждущему человеку избавиться от реальной одержимости. Кстати, подобным же образом некоторые экстрасенсы, заинтересовавшись феноменом отчитки и решив испытать его на себе, благополучно расстались со своими «чудесными» способностями – для кого-то отчитка послужила первым шагом к жизни в Церкви.

Вместе с тем стоит сказать несколько слов о часто неправильном, почти магическом отношении к отчитке. В наши дни нередко встречается нездорово повышенный интерес к этому чину. Едут сами и везут с собой родных и близких все, кто хоть в чем-то узрел себя и их подверженными злой силе, порче или сглазу. Одна знакомая пожилая женщина все выспрашивала, как бы отвести на отчитку сына, которому перевалило за двадцать, а на вопрос о причине объяснила, что он не хочет учиться, пьет пиво, игнорирует храм и раздражается, когда мать предлагает ему выпить святой воды. Но ведь все указанные симптомы могут выражать личную бездуховность человека, которому в свое время не привили веру, а сам он не испытывает к тому интереса. Понятно раздражение неверующего, когда ему навязывают выпить святой воды или пойти в храм – это далеко не всегда можно отождествлять с беснованием.

Некоторые, по совету других, отчитываются «на всякий случай», по принципу «кто его знает, может, на меня кто-то порчу навел, а отчитка сразу поможет». И стар и млад торопятся снять с себя все наветы и сглазы простым и нехитрым способом – присутствием на отчитке. Здесь мы встречаем удивительную ситуацию – человек вроде бы хочет избежать оккультного на себя воздействия, а сам поступает по магическим принципам – надеется на сам по себе ритуал безотносительно к личному духовно-нравственному исправлению. Иной раз случается и такое, что какой-нибудь тщедушный колдун направляет обратившегося к нему пациента к батюшке, занимающемуся отчиткой: «Он посильнее меня». Повторим, что и к самой отчитке часто относятся как к некоему магическому действию, которое должно само по себе помочь несчастному.

Да, упомянутый чин в необходимых случаях приносит свои плоды. Но часто мы, к сожалению, никак не хотим осознать ту истину, что для улучшения состояния собственной души важно не просто выстоять какой-нибудь древнецерковный чин, а заняться существенным исправлением личной духовной жизни. Блаженный Феофилакт Болгарский писал: «Освободившиеся от бесов еще хуже становятся впоследствии, если не исправляются» [3] . Для этого требуется серьезно подготовиться к исповеди, вспомнив прожитую жизнь с самого детства, ввести себе в правило регулярно молиться дома утром и вечером, еженедельно посещать храмовые богослужения и как можно чаще причащаться святых Христовых таин. Мало этого, нужно постоянно читать духовную литературу, и не только Священное Писание, которое, увы, многие понимают по-своему, но и творения святых отцов, и полезные современные духовные книги, общаться с воцерковленными людьми, чтобы полностью переменилась сама атмосфера жизни. Только существенное изменение как внутреннего склада своей души, так и внешнего строя жизни, когда на первом месте уже будет Бог и исполнение Его заповедей, а на втором – все остальное, способно привести к всецелому освобождению души от влияния темной силы.

Понятно, что невозможно одной отчиткой решить вопрос воцерковления родственника или знакомого, тем самым вложить в него навык к учебе или заставить более серьезно относиться к жизни, поскольку нельзя никаким чином изменить личность без ее добровольного на то согласия и усилия. Если это реальная одержимость, то по вере родных и близких возможен эффект. Но если это свободно избранная, личная позиция человека, то сам по себе чин не поможет. Прочитали над таким человеком молитвы, окропили святой водой, осенили крестом, а он внутри остается прежним, потому что изменяться не хочет.

Более того, во многих ситуациях даже при очевидной одержимости требуется не отчитка, а нечто другое. Всякое демонское наваждение имеет свою причину, которую и нужно устранять. Апостолам, не сумевшим изгнать демона из одержимого юноши, Спаситель сказал: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17: 21). Это значит, что победа над злыми духами возможна лишь при аскетической жизни, благодаря которой христианин освобождается от страстей и получает от Бога благодатную помощь. Эта победа осуществляется только при решительном исправлении своей жизни. Вспомним, что Господь исцеленного Им человека напутствовал заповедью: «Ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5: 14).

Святые люди, например праведный Иоанн Кронштадтский, изгоняли темную силу самыми краткими молитвенными фразами, без специального чина. Это значит, что не столько формально исполненное правило, сколько жизнь по заповедям Божиим, в приобщении Его благодати, страшна темным духам. И потому сама отчитка для тех, кто действительно страждет от нечистых духов, есть лишь вспомогательное средство, своего рода дополнительное условие, которое помогает при полной внутренней решимости жить в согласии с Богом.

Читайте так же:  Песнопения и молитвы

Одной инокине, задавшей вопрос о противодействии демонским наваждениям, святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Никаких заклинательных молитв не нужно: они прочитаны над каждой из вас при святом крещении. Нужно предаться воле Божией и признать себя достойным всякого человеческого и бесовского наведения: тогда страхование пройдет само собой. Оно ни от чего так не истребляется, как от глубокого сердечного сокрушения» [4] . Не чинопоследования сами по себе защищают от демонов, а стяжание добродетелей. Высшая добродетель – смирение. Если гордость приятна демонам – именно из-за гордости попускаются человеку несчастья и душевные бедствия, – то смирение, словно огонь, жжет и прогоняет диавола.

Что же касается собственно одержимости, то непосредственное вселение злого духа в человека возможно лишь при особом попущении Божием и когда сам человек расположил себя к этому порочной и легкомысленной жизнью. Еще раз вспомнив слова Евангелия о том, что «сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17: 21), можно, рассуждая от противного, заключить, что в человека входят они за его крайнее невоздержание и отвращение от Бога (противоположность поста и молитвы). Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин говорил: «Нечистые духи не иначе проникают в тела одержимых ими, как овладев наперед их умами и помышлениями. Обнажив умы от одежды страха Божия, памяти о Боге, злые духи нападают на них как на обезоруженных и лишенных Божией помощи и Божия ограждения и потому удобно побеждаемых и наконец устрояют в них жилища, как бы в представленном им владении» [5] .

Людей пугает беснование, видимая беспомощность человека, оказавшегося во власти нечистой силы. Однако мало кто обращает внимание на внутреннюю подчиненность диаволу, к которой мы обыкновенно скатываемся, принимая вражьи помыслы и исполняя его злую волю.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) указывал на возможность двоякого пребывания сатаны в человеке: чувственного и нравственного. Чувственное пребывание – всем известное беснование, когда бес вселяется в человека и мучает его душу и тело. Нравственное пребывание – когда человек является исполнителем воли диавола, то есть постоянно и безудержно грешит; демон, не вселяясь в человека чувственно, овладевает его разумом и волей, соединяется с ним в его духовной сфере [6] . Читатель, наверное, удивится, узнав, что второй вид пребывания – наиболее опасный, потому что влечет человека на вечные муки души, тогда как первый вид может быть попущен Богом как особая скорбь во спасение души человека. Святитель Игнатий писал: «В духовном отношении такое наказание Божие (чувственная одержимость. – В.Д.) отнюдь не служит худым свидетельством о человеке… Гораздо маловажнее беснование, нежели принятие какого-либо вражеского помысла, могущего навеки погубить душу» [7] . Важно остерегаться сознательного подчинения в своих делах, словах и мыслях воле диавола, уподобляться ему по своей нравственной жизни.

Преподобный Симеон Новый Богослов в одном из своих слов констатировал печальный факт: люди сначала потеряли образ Божий (в своих делах и жизни), а теперь теряют образ человеческий и становятся по образу диавола. В этом смысле нечистый дух может навеки завладеть человеком и легко совершает это, если человек не противится внутренним приражениям невидимого врага. Обыкновенно это происходит незаметно для внешнего наблюдателя, без шокирующих взор проявлений беснования. Так, об Иуде-предателе мы читаем: «Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати» (Лк. 22: 3), – и бывший апостол направился предавать Христа. Напрасно думать, что Иуда сделался бесноватым в полном смысле этого слова. Но как это можно последовательно проследить по Евангелию от Иоанна, Иуда допускает к себе диавола своей страстью сребролюбия (см.: Ин. 12: 6), затем диавол полнее овладевает его сердцем (см.: Ин. 13: 2) и, наконец, решительно вселяется в него, делая его прямым исполнителем своей воли (см.: Ин. 13: 27). Такое бедственное положение было приуготовлено ненасытными страстями, в частности сребролюбием и нераскаянностью.

Всякая греховная страсть по сути есть подчинение лукавым духам. Неконтролируемые вспышки гнева, самомнение с презрением к ближним, сквернословие, доходящее до внутренней потребности в матерных словах, пристрастие к соблазнительным изображениям – это и многое другое есть подчинение души темным силам.

Видео (кликните для воспроизведения).

Собственно, душа каждого человека есть вместилище, которое не терпит пустоты. Если ты не созидаешь в себе храм Божий, то станешь обиталищем темных сил. У нас нет иного выбора – либо устроять в своем сердце алтарь Богу, либо оно превратится в мерзость запустения. И потому от духовной активности человека напрямую зависит как устойчивость его души в мире земном, так и благополучие его в мире вечном.

Что такое заклинательные молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here